Лечение рака в Южной Корее

По исследованиям TheLancet.com Южная Корея занимает первое место по лечению рака желудка и четвертое — по медицине в целом. И это не просто статистика. Южнокорейские врачи лечат рак в сложных случаях, когда казахские и российские врачи отказываются от пациентов.

Лечение рака — одно из главных направлений в южнокорейской медицине. Страна лидирует по лечению рака желудка, кишечника и молочной железы, но об этом мало кто знает. На слуху Германия и Израиль. При этом в Корее медицина на таком же уровне, а уехать на лечение проще и дешевле.

Мы уже рассказывали, как устроена медицина в Южной Корее. В этой статье речь пойдет о том, как южнокорейским врачам удается выявлять рак, когда еще нет никаких симптомов, и оперировать опухоли на поздних стадиях.

 

Почему Южная Корея

Научный журнал TheLancet.com пятнадцать лет исследовал онкологические клиники в 71 стране. В исследовании участвовали 37,5 млн пациентов. Мы не советуем верить всем исследованиям, но это самое обширное и достоверное исследование о раке.

В этом исследовании оценивали показатель пятилетней безрецидивной выживаемости после лечения. Этот критерий использует ВОЗ для оценки эффективности лечения рака. Пятилетняя выживаемость показывает, что в течение пяти лет после лечения рак никак себя не проявил у пациента. Для большинства видов рака пятилетняя выживаемость — срок полного выздоровления, когда врачи снимают диагноз.

Южнокорейские клиники заняли первое место по пятилетней выживаемости после лечения рака желудка, пищевода, кишечника, молочной железы. Для нас это исследование — помощь при выборе клиники для пациентов. Мы отправляем на лечение в клиники с уровнем выживаемости 92-94 %.

Корейские клиники лечат по американским стандартам, по тем же, что лечат в США, Израиле. Оборудование в странах тоже одинаковое. Корейские клиники по закону обязаны инвестировать половину прибыли развитие, поэтому в клиниках стоит самое точное оборудование, которое есть в мире.

В Южную Корею не нужна виза, поэтому на лечение можно уехать за три дня. При подозрениях на опасные заболевания мы за один день подбираем клинику, на следующий день пациент уже обследуется в Корее. Бывают случаи, когда пациент прилетает в клинику и в тот же день ему делают операцию.

 

Второе мнение корейского врача

Работа с пациентом начинается до приезда в клинику. Корейские врачи ставят предварительный диагноз по истории болезни. Вот как это происходит:

пациент обращается в представительство корейских клиник. «Медмост» — представительство в Казахстане, но есть и другие. Мы проводим консультации лично и дистанционно. К нам обращаются пациенты из Казахстана, России, Украины и других стран СНГ;

представитель собирает историю болезни пациента. Он задает вопросы, просит показать результаты обследований и анализов. Нужно показать или прислать всё, что есть. Если есть МРТ или КТ, корейский врач посмотрит снимки и сделает свое заключение. Но чаще всего у снимков с нашего оборудования плохое качество, поэтому доктора рекомендуют повторить обследование в Корее, чтобы более точно поставить диагноз.

Бывает, что в клиниках Казахстана из-за неточного оборудования ставят неправильный диагноз или ошибаются в стадии рака. Корейские врачи перепроверяют диагноз, потому что от этого зависит план лечения и результат;

отправляет историю болезни в корейские клиники. Представительства работают с клиниками напрямую и знают, на каких заболеваниях они специализируются. Например, если есть подозрение на рак желудка, мы отправляем историю болезни в клиники Сельского национального университета, Святой Марии Пучон, Аджоу, Сунчонхян;

врачи изучают историю болезни, дают предварительное заключение и составляют план лечения. Они могут опровергнуть или подтвердить диагноз, но перепроверять всё они будут на месте. В плане лечения они прописывают, какие обследования и операции понадобятся и какой прогноз по лечению. План лечения может измениться после обследований в клинике.

У пациентки из Караганды казахские врачи нашли рак печени и настаивали на химиотерапии. Она обратилась к нам, и мы отправили снимки МРТ, КТ и заключение врача в две корейские больницы. Корейские врачи засомневались и посчитали, что на снимках не рак, а гемангиома. Это доброкачественная опухоль. Нас попросили перепроверить гистологический анализ. Мы забрали гистологию из карагандинской больницы и передали гистологические стекла посылкой с пациенткой в корейскую больницу на перепроверку.

Через неделю корейские врачи подтвердили, что опухоль доброкачественная, но для верности предложили сделать МРТ с контрастом. В больнице в Караганде не приняли корейское заключение, поэтому у пациентки оставались сомнения. Ей провели повторное обследование. Онкологи признали, что печень здорова, удалять гемангиому не нужно.

В предварительном плане лечения врач прописывает, какие будут обследования, операции и сколько времени потребуется на восстановление. План может корректироваться после обследований в корейской клинике. Бывает, что ставят другую стадию рака, находят метастазы или отменяют диагноз.

После того как пациент получает второе мнение врача, он может продолжать лечиться в местной клинике или поехать в Корею. Если решает ехать в Корею, выбирает подходящий план лечения. Например при лечении рака простаты, одна клиника может предложить операцию на роботе «Да Винчи», а другая — более длительное лечение, но без хирургического вмешательства. У обоих методов есть свои показания, преимущества и недостатки. Пациент выбирает вариант, который подходит по показаниям и цене.

Представитель запрашивает приглашение от клиники, бронирует билеты и рассказывает, что взять с собой. Клиника высылает приглашение в тот же день, когда пациент выбрал план лечения, а уже на следующий день можно прилететь на лечение.

В Караганде пациенту поставили диагноз рак простаты на третий стадии. Врачи сказали, что опухоль неоперабельна, и выписали пациента из больницы. Он обратился к нам, и на следующий день мы отправили его в Госпиталь Святой Марии Пучон.

Ему провели ПЭТ-КТ, МРТ простаты, КТ тазовой области, кровь на онкомаркеры. Перепроверив диагноз и убедившись что нет метастазов. Врачи предложили пройти курс радиохирургии, пациент согласился. За 28 курсов радиохирургии по несколько минут полностью удалили опухоль. Пациенту не пришлось ложиться в клинику. Он жил в гостинице и приходил в больницу только на лечение. Сейчас он полностью здоров.

 

Обследование в клинике

По прилету в Южную Корею в аэропорту пациента встречают представитель клиники. Они везут пациента в клинику и тут же начинается обследование. Координатор водит по кабинетам, где пациенту делают анализы и обследования. Переводчик помогает общаться с врачами и объясняет, что будет происходить.

В карте обследования будут только те анализы, которые предусмотрены международными протоколами при лечении рака. Назначать лишние обследования в Корее запрещено. Если кто-то из пациентов пожалуется, что в клинике назначают лишние анализы, клинику лишат лицензии.

Пациент не сидит в очередях, он заранее записан на все обследования. Если прилетает в Южную Корею утром, успевает сдать все анализы в один день. Анализы крови готовы в этот же день или на следующий, биопсия — через три—семь дней.

Обычно к обеду основные анализы готовы, и пациент попадает на прием к врачу. Если у врача плотный график, иногда нужно подождать день или два.

Пациентка с подозрением на рак щитовидной железы прилетела в Корею в 9 утра. В Казахстане ей советовали удалить щитовидную железу.

9:45 — зарегистрировалась в клинике.

10:00 — консультация с эндокринологом. Он скорректировал предварительный план обследования.

10:15 — обследование на гормоны щитовидной железы и общий анализ крови.

10:30 — УЗИ щитовидной железы.

11:00 — тонкоигольная аспирационная биопсия под контролем УЗИ.

11:30 — пациентка пошла на обед, чтобы дождаться результатов анализов и приема у врача.

16:00 — встреча с врачом. Результаты показали, что рака нет.

В Корее используют передовое оборудование фирм Филипс и Сименс, которое помогает определить опухоли даже на стадии предрака. Симптомов нет, но корейские врачи могут вовремя увидеть болезнь и быстро вылечить. Такое же оборудование используют в клиниках США, Израиля и Европы.

ПЭТ-КТ — позитронно-эмиссионный томограф, который находит опухоль на ранних стадиях. На ПЭТ-КТ видны самые мелкие опухоли и метастазы меньше двух мм. В России таких установок одиннадцать, а в Южной Корее — около двухсот. В России или Казахстане обследования на таком аппарате надо ждать несколько месяцев, а в Корее обследование обычно проводят на следующий день.


МРТ 3 Тесла — магнитно-резонансный томограф. Современное оборудование позволяет врачам увидеть то что не видно по другому и поставить точный диагноз. МРТ не облучает организм радиацией в отличии от рентгена.


512-канальный МДКТ — компьютерный томограф с низкой дозой облучения. Определяет расположение и размер опухоли вплоть до одного мм, проводит 3D моделирование. Это позволяет врачу поставить точный диагноз и спланировать операцию с минимальным повреждением здоровых тканей.

Bone Scan обнаруживает рак и метастазы в костях. Пациенту вводят контрастный препарата и оставляют на 2—4 часа, пока препарат распространяется по организму. Препарат собирается рядом с метастазами. Для успешного лечения врачу обязательно нужно знать о всех метастазах в организме.

 

Постановка диагноза

Чаще всего диагноз ставит не один врач, а консилиум врачей с разными специальностями. Они вместе планируют лечение, и это снижает риск врачебной ошибки. Один врач может что-то не увидеть, а другой его подстрахует. Поэтому диагноз получается точным, а значит и больше шансов на излечение.

В Казахстане у пациента нашли рак пищевода, сделали операцию и провели химиотерапию. Спустя два года он начал худеть. В больнице нашли новообразование в легком и сказали, что это метастазы, которые нельзя вылечить.

В Южную Корею он улетел в конце февраля 2018 и сейчас находится на лечении. Там он прошел ПЭТ-КТ, КТ, бронхоскопию, ФГДС и взяли биопсию из восьми мест. Врачи нашли рак легкого и рецидив рака пищевода с метастазами четвертой стадии. Диагноз ставили на консилиуме, в нем участвовали хирург по брюшной полости, торакальный хирург, радиолог, терапевт, пульмонолог и два онколога.

Врачи долго подбирали лечение и назначили шесть курсов химиотерапии и лучевую терапию с особой химиотерапией, которая воздействует на два вида рака.

До лечения пациент не мог есть из-за метастазов в пищеводе, поэтому резко терял вес. С такими симптомами и без врачебной помощи он прожил максимум бы два месяца. Сейчас он получает паллиативное лечение — продлевает жизнь, уменьшает симптомы, потому что вылечиться уже нельзя.

 

Как лечат рак в Корее

Во всем мире используют одни и те же методы лечения рака, но оборудование и техника разные. При лечении в Южной Корее опираются на малоинвазивные методы. Это значит, что врачи стараются как можно меньше вмешиваться в организм. Они не будут делать операцию, если можно вылечить без нее, даже если сделать операцию проще. Если без операции не обойтись, ее сделают как можно раньше, с небольшими надрезами и минимальным уроном для организма.

Некоторые клиники работают по системе One Stop — пациента обследуют и лечат за день—два. Такую схему лечения применяют при раке желудка, толстого кишечника и щитовидной железы, когда начинать лечение нужно срочно.

Пациенту в Казахстане поставили первую стадию рака пищевода и предложили провести открытую операцию по удалению опухоли и части пищевода. Мы отправили историю болезни пациента в Корею, и врачи предложили сделать малоинвазивную операцию.

Пациент прилетел в Корею. Врачи провели диагностику обнаружили метастазы в лимфатических узлах и поставили вторую стадию рака пищевода. Операция, которую предлагали в Казахстане, не помогла бы. Перед операцией пришлось сделать две химиотерапии, после операции — еще шесть.

Лечение заняло восемь месяцев. Перед операцией два месяца химиотерапии, а после операции еще шесть месяцев химиотерапии. После последней химиотерапии, он полгода пил лекарства. На контрольном обследовании диагноз сняли.

В Казахстане шансов на излечение было меньше, потому что ему поставили неправильную стадию рака.

В Южной Корее используют такие методы лечения:

малоинвазивные операции;

химиотерапия;

лучевая терапия;

иммунотерапия.

Малоинвазивные операции с помощью робота «Да Винчи». Робот установлен над операционным столом. Хирург сидит перед монитором и управляет щупальцами робота — инструментами и видеокамерой. Изображение с камеры увеличено в двадцать раз, поэтому врач делает маленькие точечные разрезы. Это уменьшает кровопотерю и риск инфицирования.

Пациенты быстро восстанавливаются после таких операций. Через день они ходят и ведут обычный образ жизни, через четыре дня выписываются. Побочные эффекты и осложнения бывают редко, потому что нет сильного вмешательства в организм и не нарушается работа других органов.

Лучевая терапия помогает уничтожить опухоли без операции. Врач отмечает маркером зоны на теле, затем направляет на них медицинскую установку, которая излучает радиацию. Излучение разрушает структуру раковых клеток и почти не затрагивает здоровые. Обычно лучевую терапию применяют, чтобы лечить метастазы. Лечение длится 6—8 недель.

Химиотерапия — медикаментозное лечение рака. Химиопрепараты прекращают деление раковых клеток и уничтожают опухоль.

В Южной Корее химиотерапию проводят не в вену, а в хемопорт — небольшой катетер, который вшивается под кожу. Врач вкалывает препарат в хемопорт, и вены пациента не страдают. C хемопортом можно свободно передвигать во время химиотерапии.

Иммунотерапия — новый способ лечения рака. Онколог обучает организм бороться против рака самому. Для этого врач назначает препараты, которые активизируют иммунитет для уничтожения опухоли.

Препарат делают индивидуально для каждого пациента. Онколог берет образец ткани опухоли и создает вакцину, потом этот препарат тестируют и вводят пациенту. С этого момента может пройти несколько месяцев, прежде чем опухоль разрушится. В это время пациента постоянно обследуют.

Это еще несовершенный метод, и пока дорогой, но он уже лечит ранее безнадежные случаи.

 

Нахождение в клинике

Обычно при лечении рака пациента госпитализируют, и он постоянно находится в клинике. С ним может приехат родственник, он может спать на кушетке в палате.

Койки в палате отделены ширмой, поэтому пациенты друг друга не видят. Корейцы редко ночуют со своими родственниками, поэтому в палате обычно мало людей.

За день в клинике пациент платит 110 $ в сутки. Если госпитализация не нужна, координационный центр снимает пациенту квартиру. Двухместная квартира стоит 50 $ в сутки. За обед в клинике стоит около 10 $.

На время нахождения в больнице за пациентом ухаживает медсестра. В Корее медсестра — почетная профессия. Учиться на медсестру дорого, устроиться на работу можно только по конкурсу, поэтому сестринский уход за пациентом — как в санатории. Сестра следит, чтобы указания врача соблюдались, и проверяет состояние пациента.

 

Восстановление после операции

Врачи стараются погружать пациента в наркоз на минимально возможное время. Как только пациент пробуждается, ему ставят обезболивающие капельницы. Когда человек не чувствует боли, у него нет спазмов, поэтому раны заживают быстрее. После небольшого наркоза организм восстанавливается быстрее.

Для сравнения, в Казахстане пациента могут продержать под наркозом два—три дня, потому что врачу сложно получить обезболивающее. Из-за этого пациент дольше восстанавливается, у него увеличивается риск осложнений и дополнительных заболеваний, например, пролежней.

Врачи в Южной Корее стараются меньше вмешиваться в работу организма, чтобы не было осложнений. Но организм после операции все равно ослаблен. Поэтому врач прописывает питательную смесь — раствор, который вводят в вену, чтобы организм получал необходимые вещества. Пока капают смесь, пациенту не нужно есть. Смесь незаменима, если операция была на желудке или кишечнике, потому что в этом случае какое-то время нельзя есть.

 

После лечения

После лечения рака пациент постоянно находится на связи с врачом через координатора. За первый год нужно пройти четыре контрольных обследований, потом их проводят реже. Некоторые обследования пациент может сделать дома и переслать результаты лечащему врачу. В других случаях случаях обязательно приезжать на прием и обследования, только так можно быть уверенным в результате или быстро отреагировать. Если нужно, мы привозим пациенту лекарства.

Через год после лечения можно приехать к врачу и проверить, как восстановился организм. Копия истории болезни остается на компьютерном сервере в клинике, а пациенту распечатывают копию на английском и русском языках. По истории болезни врач может следить за состоянием пациента в динамике.

Эксперт: Владимир Тен, основатель «Медмоста». Записал: Владимир Серов, редактор.

Лечение в Корее